Евгений Редько

Форум персонального сайта e-redko.ru
Текущее время: 27 окт 2020, 06:56

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Лоренцаччо
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
:geek:

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Время МН, 26 апреля 2001 год. Наталья Старосельская
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
Исповедь сына веков

Постановку "Лоренцаччо" Алексей Бородин задумал еще восемь лет назад. Но сложилось так, что премьера спектакля состоится лишь сегодня, 26 апреля, а первый прогон пришелся на день торжественного открытия Всемирной театральной Олимпиады.
Наверное, в этом событии сказалась некая высшая справедливость: над Театральной площадью парили итальянские гимнасты-барабанщики, переливался огнями гигантский малиновый портал, возведен-ный перед входом в Малый театр, где игрался в этот вечер спектакль Джорджо Стреллера "Арлекин, или Слуга двух господ", а по другую сторону той же площади, в здании Российского молодежного театра, шла необъявленная премьера романтической драмы Мюссе "Лоренцаччо". Так причудливо соединились во вре-мени и пространстве финал одного века и начало другого.
Замечательный художник Станислав Бенедиктов, художник по свету Дамир Исмагилов и музы-кальный редактор спектакля Натали Плэже создали удивительный по красоте и эмоциональному воздейст-вию мир - зрительские ряды расположены на сцене, а местом действия становится весь зрительный зал - от партера до ярусов. Подобно парусу, подобно свободной воле свободного человека взмывает в начале спек-такля в самую высь белое полотно, прикрывающее ряды, и перед нами возникает не просто Флоренция, а космос, то влекущее, прекрасное и опасное пространство, запечатленное некогда великими романтиками, объяснить которое смог едва ли не один только Герцен: "Все вместе разливало что-то величественно груст-ное на действия и мысли; но в этой грусти была неодолимая прелесть темных, неопределенных, музыкаль-ных стремлений и упований, потрясающих заповеднейшие струны души человеческой... Романтизм обого-творял субъективность, предавая ее анафеме, и эта самая борьба мнимо примиренных начал придавала ему порывистый и мощно увлекательный характер его".
Именно этот настрой царит в спектакле Алексея Бородина. "Лоренцаччо" поразительно совреме-нен, он мощно заряжен энергией прощания с тем, чем на протяжении нескольких веков жили люди, - ро-мантическими идеалами, социальным темпераментом, идеями справедливости, красоты, одухотворенности. Подвига, наконец...
Сделав собственную сценическую редакцию драмы, режиссер акцентировал в тексте Мюссе все, что поразительно живо и убедительно обращено в сегодняшний день. И в спектакле, выстроенном в совре-менном ритме, с замечательной музыкой, роскошный карнавал, стремительные переходы персонажей с яруса на ярус, сценографическая и световая красота ничуть не затеняют смысла происходящего. Той самой исповеди сына веков, которую страстно, темпераментно несет нам Лоренцо Медичи, блистательно сыгран-ный Евгением Редько.
Подлинно романтическая личность, Лоренцаччо-Редько вобрал в себя опыт ХХ века, его прекрас-ных иллюзий и горьких разочарований, и потому отнюдь не одними флорентийскими событиями дышит признание молодого Лоренцо мудрому Филиппо Строцци (очень выразительно сыгранному Виктором Цымбалом): "Я увидел людей такими, какие они есть... и среди них великое множество равнодушных".
Наверное, если бы спектакль Алексея Бородина был поставлен тогда, когда задумывался, многое в нем не могло прозвучать с такой болью. Сегодня эта замысловатая цепочка "грезы - идеалы - горечь" вы-строилась жестоко и зримо. Главные герои драмы - Лоренцо и Филиппо - несмотря на разницу в возрасте, были воспитаны на книгах. Их молодость прошла в уединенном общении с книгой, и выработавшиеся идеалы рвались в жизнь оттуда, со страниц, в которые верилось свято и непоколебимо. Они и цели своей борьбы видели по-книжному, потому и обречены были на гибель. И это во многом мы, большая часть жиз-ни которых прошла в ХХ веке. Последнем книжном веке.
А те, кому предстоит освоить наступившее столетие, подобны сыновьям Филиппо Строцци, Пьет-ро (замечательно играет его Николай Рощин) и Томазо (Олег Герасимов). На вопрос отца: "Когда вы унич-тожите то, что есть, чем вы хотите заменить это?", - ответ готов: "Хуже не будет..." Кто знает...
Спектакль "Лоренцаччо" заставит задуматься о многом и многим заворожит. Каждая роль в нем выполнена с ювелирной точностью и поразительным изяществом. Нельзя забыть великолепного Биндо (Юльен Балмусов), величественную Марию (Нина Дворжецкая), лукавого кардинала (Алексей Веселкин), исполненную достоинства маркизу Чибо (Лариса Гребенщикова), обаятельного и жуткого в своей какой-то детской жестокости герцога (Илья Исаев), живописца, страстно преданного своему призванию (Сергей Пи-калов), существующую как будто вне времени Катарину (Олеся Яковлева), мудрого и ничему уже не удив-ляющегося папского уполномоченного (Владимир Калмыков)...
Спектакль Алексея Бородина по романтической драме получился романтическим в лучшем смыс-ле этого высокого понятия. И, наверное, звучит он столь мощно, потому что мы ощущаем (порой и неосоз-нанно) необходимость прощания с тем прошлым, что прежде соединяло столетия. На этот раз прощаемся без смеха...

Время МН, 26 апреля 2001 год. Наталья Старосельская

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Алиса Никольская, "Культура", №19 (7276) 24 - 30 мая 2001г.
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
Молнии в груди

Приятно, когда сбываются мечты. Еще приятнее, когда они сбываются именно так, как тебе этого хотелось. Ведь всем известно: "не проси все у бога -- вдруг он не откажет". Худрук РАМТа Алексей Бородин мечтал поставить пьесу "Лорензаччо". Мечтал так давно, что уже мало кто помнит, когда именно зародилась эта мысль. И когда, наконец, постановка осуществилась, многие шли на премьеру не только с восторженным выдохом: свершилось!, но и с тревожным во-просом: а удалось ли? Удалось. Затяжной репетиционный период не сказался на результате в плохую сторону. Форма получилась отточенной и свежей, содержание -- ясным и берущим за ду-шу, а актерские работы -- точными и глубокими.

В спектакле нет привычного для исторических постановок "павильона" на сцене, нет размеренности -- все динамично до головокружения, -- нет статуарности мизансцен и пафосной монументальности. Нет даже собственно сцены: на нее помещены зрители, а артистам отдан на откуп зрительный зал со всеми ярусами и даже директорскими ложами. Только среди рядов пар-тера возвышается три платформы, а сами ряды увиты мерцающей парчой ( художник Станислав Бенедиктов ). Иногда, правда, есть ощущение, что актерам тесновато среди нагромождения кресел, но потом становится ясно, что такие сложности -- необходимая составляющая атмосферы. Эти кресла -- словно высокие стены города, за которыми можно скрыть себя и свои намерения, но можно стать их пленником и задохнуться. Бородин выстроил действие как нескончаемый трагиче-ский карнавал, где под золоченой маской может спрятаться смерть, а открытое лицо вовсе не оз-начает искренность.

Поначалу кажется, что ты попал в красивую старинную сказку: прекрасные дамы, му-жественные кавалеры, коварные служители церкви и сплетники-горожане; все возвышенно и чис-то, романтично в самом банальном и самом точном смысле этого слова. Красота опьяняет, но она обманчива, и никогда не знаешь, куда в результате унесет тебя вихрь, облаченный в плащ и маску. В постоянном неистовом движении, словно подчиняющемся ритмичной структуре музыки, возни-кает калейдоскоп сценок, из которых вырисовывается четкая, хотя и с большим количеством от-ветвлений, сюжетная линия.

Режиссер значительно сократил пьесу, дабы словестная бесконечность не пошла во вред динамике действия. Временами, правда, приходится разбираться в ворохе действующих лиц, чьи намерения порой становятся очевидны раньше, нежели запоминается лицо. Но здесь надо отдать должное режиссеру: каждому артисту уделено внимание, и даже если у кого-то из них всего один эпизод в запасе, все равно он имеет несколько собственных звездных минут. Как, например, мэтр Юльен Балмусов -- спесивый республиканец Биндо Альтовити, или совсем молодые Александр Гришаев -- порочный священник Джулиано Сальвиати и Александр Доронин -- надменный Кози-мо Медичи.

Да что тут говорить: при всем количестве и качестве постановочных придумок спек-такль держится на актерах, на их точности, необыкновенной сыгранности, слаженности, словно в симфоническом оркестре. Кстати, музыкальная структура спектакля налицо: действие тонко пере-плетается с богатством подобранной музыки, где звучание каждого инструмента, будь то скрипка, гобой или испанская гитара, дает краску к настроению определенного эпизода или характеру пер-сонажа ( отдельное "браво!" музыкальному редактору Натали Плэже ).

Но звучание актерских струн по силе воздействия перекрывает все остальное. И в пер-вую очередь обращает на себя внимание дуэт двух братьев -- Алессандро, герцога Флорентийско-го ( Илья Исаев ), фактурного молодца, похожего на молодого тигра, и Лоренцо ( Евгений Редько ), изящного, гибкого, как струна, демона с пронзительным взглядом. По ассоциации вспоминается другая пара, придуманная ироничным сказочником Евгением Шварцем: Человек и его Тень. Две половины одного целого, две стороны одного существа, словно связанные невидимой нитью, раз-ные, но похожие настолько, что трудно вообразить одного без другого. Оба уверены в себе, оба -- хозяева жизни, но у обаятельного хищника Алессандро основное оружие -- сила и спокойствие, а у печального поэтичного Лоренцо -- проницательность и жалящее остроумие. Алессандро безмяте-жен даже в самые тревожные минуты, он не растеряется даже перед лицом смерти; Лоренцо же гнетет неясная тоска, от его острых, как кинжал, шуточек становится больше не смешно, а страш-но, в его глаза невозможно смотреть -- они горят известным только ему гневом и горем, а в его присутствии воздух тяжелеет, и мороз начинает пробирать до самых костей.

Этот Лоренцо болен, болен двойственностью собственного существования. У него од-но-единственное лицо, но сам он видит его так, а все окружающие иначе. Но трудно и больно быть негодяем поневоле, быть осуждаемым за наличие души и предаваться саморазрушению под видом развлечения. О страшном самоощущении Лоренцо догадываются только двое: его мать, задумчи-вая Мария Содерини ( Нина Дворжецкая ) и старик Филиппо Строцци ( Виктор Цымбал ), которые пытаются "подхватить" ситуацию, дабы не довести до трагедии. Однако добрые намерения бес-сильны перед неизбежностью, перед "роком событий". Чем дальше, тем труднее сдерживать внут-реннее разрушение, собирать себя по кусочкам; труднее физически, ибо душевный распад пускает корни в организме -- и движения Лоренцо становятся все более затрудненными, а голос хриплым, словно слова идут горлом, как кровотечение. Поэтому приговор, вынесенный герцогу, забравшему из его существа все лучшее, Лоренцо выносит прежде всего себе. В лице брата он пытается унич-тожить собственную невыразимую боль, освободить себя от себя же. Но в момент гибели герцога что-то умирает в самом Лоренцо; умирает, так и не принося облегчения. И уже не имеет значения, стал он героем или нет, и что будет дальше: кинжал наемного убийцы становится тем самым ба-нальным выходом из положения, который помогает обществу снять с себя ответственность за происшедшее, а самому Лоренцо наконец успокоиться.

Евгений Редько работает за пределом человеческих возможностей, пропуская героя че-рез себя, через каждый свой нерв, вздох, удар сердца. Создается ощущение, что вихрь роли захва-тывает актера целиком, и уже нет возможности остановиться, к каким бы последствиям это ни привело. Критику не подобает быть сентиментальным, однако хочется заявить со всей ответствен-ностью, что подобной актерской самоотдачи, практически самосожжения, на сегодняшних подмо-стках давно не приходилось видеть.

Принято считать, что если в заглавии пьесы стоит имя некоего персонажа, то режиссер и избранный на данную роль актер должны оправдывать эту "заглавность". Что делается, увы, да-леко не всегда -- в связи ли с ленью или с недостаточностью творческих сил, уж непонятно. В слу-чае с "Лорензаччо" приятно констатировать, что Алексей Бородин сделал великолепный выбор, поставив в центр спектакля актера столь мощного таланта и энергетической силы, благодаря чему придуманная им на подмостках РАМТа романтическая сказка "поднялась" до настоящих трагиче-ских высот.

Алиса Никольская

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Последний раз редактировалось Ника 25 фев 2008, 17:40, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Лоренцаччо
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
Дерзость мечты - верность мечте

Пьеса была написана в 1834 году и нашей русской сценой, скажем прямо, не избалована. Режиссер Алексей Бородин бредил своей мечтой 30 лет, студент Евгений Редько - почти 20. И вот сейчас наконец мечты сбылись. Правда, сначала Бородину пришлось проделать адскую работу по созданию новой редакции пьесы: шутка ли, почти двести страниц текста надо было уложить мак-симум в 70! Удалось. Теперь дело стало за спектаклем… Когда начинает сбываться мечта, рабо-тать особенно трудно, и требовательность к себе достигает максимальной высоты. Редько, напри-мер, упрямо твердит, что еще находится в процессе, что роль еще не готова. Может, он по-своему и прав, но играет он просто поразительно. Возникает мистическое предположение, что Мюссе, ра-ботая над своим сочинением, именно его в виду и имел. Но не станем вдаваться в догадки. Обра-тимся к премьере Российского академического молодежного театра…
Тут властно забирает внимание и сердце зрителя буквально все. Начиная с удивитель-ной трансформации зрительного зала, где ложи, балконы, бельэтаж, арки, театральные "окна" - все неожиданно обратилось в город Флоренцию. Первые ряды партера затянуты разноцветной парчой. В середине зрительного зала разместились три игровые площадки, но главной огромной игровой площадкой стал весть зал театра (!), оттеснив зрителей на сцену. Напомню, что события пьесы разворачиваются в 1536 году, в самый разгар воцарения в Европе абсолютизма, когда республика во Флоренции была задавлена и городом управлял герцог - наместник императора Священной Римской империи. А брат этого герцога (его играет И. Исаев) - бузотер, развратник, доносчик, ко-роче, тот еще негодяй, достойный знати, что его окружала (его-то и играет Редько), решает убить кровного родственника и таким образом изменить ход событий в городе…
А вообще-то, трагедия Лоренцо Медичи, небрежно называемого презирающей его зна-тью Лоренцаччо, прежде всего в том, что, поначалу уподобляясь окружающим, несколько лет на-зад он тоже надел маску, которая, как в известной трагической пантомиме Марселя Марсо, вросла в его лицо и не дает ему стать вновь самим собой, да он и сам не верит, что возвращение к себе возможно. Среди стремительных, пестрых и страшных, постоянно бегающих по сцене карнаваль-ных масок трудно увидеть истинное. Кругом обман, насилие, кровь… И не случайно ближе к фи-налу Лоренцо произнесет очень важные слова, определяющие его жизненную позицию: "Я был честен. Я снова мог бы стать честным, если бы не скука, которая меня одолевает". Лоренцо изму-чен, опустошен, он постоянно (и актер вместе с ним!) безжалостно рвет на части собственное сердце, не находя ни себя самого, ни возможности отыскать единомышленников.
Банально утверждение, что герой-одиночка заведомо обречен на гибель… Увы! Так оно и есть, и на сцене эта печальная истина снова раскрывается свежо и интересно.
Спектакль очень густо населен. Все балконы, все помещения зрительного зала заполнены людьми - самыми разными, праздными и претендующими на умные решения (прекрасная роль у молодого П. Деревянко, играющего торговца шелком), мучаются в поисках некоего абсолюта и мать Лорен-цо (блестящая работа Н. Дворжецкой), и дядя его (Ю. Балмусов), и маркиз Чибо (Л. Гребенщи-ков)… Все в движении, поиске. Трудно называть актерские удачи, потому что на них вообще по-строен весь спектакль. А. Бородину удалось создать очень сильный актерский ансамбль, поэтому каждая ситуация, каждая реплика Мюссе звучат как-то очень особенно. И при этом пьеса (а вместе с ней и все действие) настолько современны и остро-ассоциативны, что диву даешься…
Конечно, в этом мощном актерском оркестре первая скрипка принадлежит Е. Редько - собственно, так и должно быть, ведь пьеса названа именем его героя. Игра этого актера, его не-обузданная страсть, глубоко запрятанная духовная красота не могут не волновать. И в том удиви-тельно точном микромире, который выстроил талантливый сценограф С. Бенедиктов, особенно понятна та сила, которой обладает этот спектакль…

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Татьяна Рыбакина
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
Флоренция на театральной площади

ФАМИЛИЯ Медичи даже очень далекому от истории человеку наверняка знакома, пусть смутно, неопре-деленно. Смесь коварства, распутства с запредельной роскошью и выпячиваемой поддержкой искусств и художников - первое, что возникает в памяти при упоминании этой фамилии. Индивидуальные характеристики - уже удел знато-ков. В 1834 году Альфред де Мюссе, всегда далекий от политики, написал драму "Лоренцаччо". В основе ее реальные события: Лоренцо Медичи убил своего двоюродного брата Алессандро, ставшего герцогом Флоренции не вполне за-конно. В 2001 году пьеса, не имеющая особой традиции на русской сцене, поставлена в Российском молодежном те-атре.
Театру, как и драматургу, не столь важна причина долго скрываемой мести. Куда важнее оказываются почти что вечные вопросы: где пролегает грань между тайным благородством и явной низостью, когда надетая маска срастается с лицом; можно ли остаться честным, совершая подлые поступки. Театр постепенно подводит зрителя не столько к однозначным ответам, сколько в перспективе отражений к множащимся вопросам и трудноразрешимым загадкам.
Постановщики (режиссер Алексей Бородин и художник Станислав Бенедиктов) вновь рассаживают зри-телей на сцене. Но на этот раз (в отличие от "Дневника Анны Франк") - лицом в зрительный зал, который превращает-ся в многоярусную игровую площадку, создавая общее впечатление Италии, ее колонн, узких улочек, тесных двори-ков. (Огромное театральное пространство словно провоцирует на эксперименты такого рода. Стоит вспомнить "Бере-нику" и "Одну ночь".) Вот два соседа-торговца переговариваются из окон своих домов-лож над сценой. Школяры "бросают" свои реплики с яруса на ярус, словно забравшиеся на забор озорники, поглядывающие за светским балом. Перемещения актеров по театру (а их голоса, усиленные эхом, доносятся и из зрительского фойе) стремительны, легки. В партере возвышаются три подиума. Кресла зрительного зала частично задрапированы парчой. Его пространство предоставлено для массовых сцен, часто молчаливых, если иметь в виду словесный диалог, но вполне красноречивых, если говорить о движении сюжета. Спектакль так и строится на смене резко подвижной и "молчаливой" сцены ста-тичным внешне и энергичным внутренне разговорным эпизодом. Повтор приема внутренне оправдан. Режиссер не переходит ту грань, за которой ритмичность чередований может превратиться в раздражающую назойливость.
Алексей Бородин с самого начала уходит от мрачной тяжеловесности пьесы: пафос борьбы с тиранией не столь сегодня интересен, отсюда сокращения текста. Зрители, рассаживающиеся на сцене, которую от зала отделяет занавес, больше напоминающий надутый ветром парус, ощущают какую-то романтическую приподнятость, а не тра-гическую обреченность. Этот занавес своего рода комментатор происходящего. Вот он воспарил вверх, и корабль-спектакль двинулся вперед. По нему, поменявшему верх на низ, "скатываются" на зрителей безжалостные слова указа, превращающие освободителя в преступника. Парус безвольно обрушился на кресла при известии о гибели Лоренцач-чо. И так пролежал всю сцену избрания нового герцога - правителя Флоренции, под конец попытавшись воспарить, но попытка не удалась: один конец поднялся, другой безнадежно провис.
Спектакль, как и пьеса, многонаселен. Возможно, сокращения следовало бы продолжить: некоторая пе-реполненность, можно сказать, переизбыточность сюжетными линиями в какой-то момент рассеивает внимание зри-теля. Все оказывается важным, интересным. В этой всеобщей значимости проваливается, затухает порой главная тема, прописанная на вкладыше к программке: "Какова же природа зла? Могут ли благие намерения служить оправданием преступления? Где предел человеческой подлости?.." Эти вопросы становятся "одними из", но не основными.
Хотя Евгений Редько (Лоренцаччо) с идеальной внешностью героя-неврастеника (она хороша и для ге-роических, и для комических ролей), романтическим темпераментом и отточенной пластикой - безусловный центр спектакля. Его Лоренцо ведет интригу последовательно, стремясь освободить любимую Флоренцию от грязных пут. Его настигает разочарование в людях, жизни, но он доводит свой замысел до конца, ощущая свой предопределенный обстоятельствами конец: "Я был орудием, предназначенным для убийства".
Контрастом его метаниям выглядит самоуверенная однозначность Алессандро Ильи Исаева. Крепкий, плотно сбитый, с вечно снисходительной улыбкой, он напоминает жизнерадостно гарцующего жеребца, ощущающего полноту жизни каждой своей жилкой, движением, вздохом. Он самоуверен и одновременно доверчив. Но он - не во-площение зла, хотя о том говорится достаточно. Скорее он - возомнивший о себе слишком много маленький человек, который не соразмерил свои способности с открывшимися возможностями. Его и занесло. Спектакль демонстрирует высокий уровень труппы, умение каждого, сыграв свой эпизод, раствориться в массовой сцене. Артисты прекрасно поют, фехтуют (постановщик сценических боев Андрей Рыклин), пластически корректно "обживают" костюмы (большую роль здесь играют головные уборы, отсылающие воображение зрителя к портретам позднего Возрождения). Флорентийская толпа не безлика, если только лица не прикрыты маскарадными масками. Каждый персонаж индиви-дуален и заметен. Другое дело, что стремительность смены эпизодов не предполагает мелких подробностей.
Король умер. Да здравствует король! Или в конце не восклицательный, но вопросительный знак? Новый герцог Флоренции избран быстро, чтоб никто толком не успел заметить перемены. Жертва Лоренцо, унизительно про-званного Лоренцаччо, не замечена. Да и нужна ли она была? Спектакль в финале не подводит окончательный итог. Завершающий аккорд истаивает в гулком пространстве зала.

Татьяна Рыбакина

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: НИНА АГИШЕВА
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:24 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
КУЛЬТУРА. ТИРАНЫ БЕССМЕРТНЫ

"Лоренцаччо" Альфреда де Мюссе - одна из самых безысходных пьес мирового репер-туара. Реальные события заката Ренессанса в Италии позволили автору создать философскую притчу о вечном тиранстве при вечном попустительстве граждан. Ясно, что в тоталитарную эпоху постановки ее были невозможны, да и случались крайне редко. Сегодня эту сложную многонасе-ленную пьесу поставил в Российском молодежном театре Алексей Бородин.

Он перевернул зеркало сцены: зрители сидят на подмостках и смотрят в зал, а в партере, бельэтаже и ярусах шумит карнавал, бесчинствует правитель Флоренции Алессандро Медичи и готовит страшную месть его двоюродный брат Лоренцо. Бородин сократил пьесу, но сохранил практически все сюжетные линии и не сделал никакой уступки возрасту и неопытности своих зри-телей: они притихают и пытаются разобраться в политическом кризисе Флорентийского герцогст-ва. Энергичная музыка, темп, все новые и новые персонажи, возникающие отовсюду (занята прак-тически вся мужская часть труппы), делают спектакль похожим на разноцветную мозаику, где драма главного героя - это всего лишь краска в необъятной картине мира.

Между тем "Лоренцаччо" всегда привлекал актеров главной ролью, а Лоренцо - роман-тик, бросивший вызов хаосу жизни, философ, задумавший убить тирана и освободить общество, - неизменно оказывался в центре внимания. Знаменитый Павел Орленев показывал всю смутность его раздвоенных чувств и заодно восхищал зрителей умением носить костюм и шпагу. Легендар-ный Жерар Филип, сыгравший Лоренцо в спектакле Жана Вилара в пятидесятых, пронзительно сказал о беззащитности человека перед действительностью, что совпало тогда с настроениями времени, с увлечением экзистенциализмом. В советские времена "Лоренцаччо" ставили, кажется, однажды - в "Современнике", где замечательная работа Константина Райкина как-то терялась на фоне роскошных костюмов и декораций Вячеслава Зайцева. В Молодежном Лоренцо доверили Евгению Редько, артисту с традиционной романтической внешностью и современной иронично-стью. Он пластичен, зажигателен, хотя и играет скорее сюжет, чем сложные переживания филосо-фа-убийцы.

Кульминацией постановки становятся события после гибели тирана. На смену разврат-нику Алессандро, изобретательно сыгранному Ильей Исаевым, приходят не менее безнравствен-ный кардинал Чибо - Алексей Веселкин и еще один Медичи. Горожане одобряют эти перемены и убивают Лоренцо, избавившего их от мучителя. В интерпретации постановщика драма Мюссе приобретает черты пьес Евгения Шварца, которые всегда воспринимаются как остро современные, хотя речь там и вовсе идет о драконах и принцессах. Историческая перспектива теряется, и фло-рентиец, требовавший честного голосования и избитый за это стражей, вызывает шумное одобре-ние зала.

Алексей Бородин так давно и достойно работает в детском театре, что ему виднее, по-чему тема свободы человека и общества сегодня более важна для его зрителя, чем страдания не-понятой личности. Во всяком случае, спектакль он поставил именно про это, сумев вместе с ху-дожником Станиславом Бенедиктовым столь органично расположить в пространстве своего зала итальянскую знать, изгнанников, солдат, живописцев и священников из практически забытой се-годня пьесы, что кажется, будто так и должно быть: зрители на сцене, актеры - везде.

НИНА АГИШЕВА

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Арсений Скрынников
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 15:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
"Лоренцаччо". Подвиг разведчика

Нелегко под конец театрального сезона удивить активного зрителя. Все уже в этой жизни видено-перевидено: шумной толпой прошли мимо дорогие антрепризные зрелища, блистательные фестивали и глобальные конкурсы. Тем приятнее неожиданный размах новой постановки Российского академического Молодежного Театра.
У ладно сделанной исторической трагедии "Лоренцаччо" французского драматурга Альфреда де Мюссе внятный сюжет и простая мораль. К шедеврам мировой драматургии отнести эту пьесу, может, и не получится, но свежесть и зрелищность постановки с лихвой возмещают некоторую старомодность текста.

Служители театра ловят недоумевающих зрителей у входа в партер и ведут куда-то тайными тропами. И публика, отчаянно спотыкающаяся на узких лестницах, путающаяся в тяжелом полотнище занавеса, попадает… на сцену. Добравшихся ожидают подогретые софитами места с видом на Флоренцию, состоящую из партера, бельэтажа и балконов.

Быт и нравы средневекового герцогства хорошо знакомы многим нашим современникам. Без оружия на улице показываться страшно. Даже творческая интеллигенция (в лице художника) не выходит без кинжала. Власть принадлежит главе влиятельной семьи-династии, деспоту и развратнику Алессандро Медичи. Церковь и Совет шести – это еще две ветви власти, которые преследуют свои узкие интересы и закрывают глаза на беспорядки.

В ночных развлечениях Алессандро (Илья Исаев) активно участвует его двоюродный брат Лоренцо. Флорентийцы ненавидят и боятся этого циничного, трусливого негодяя и дают ему презрительное прозвище – Лоренцаччо.

Драма написана в просвещенческом духе, она насквозь пропитана республиканскими и антиклерикальными настроениями. Порочный хитрюга-кардинал (Алексей Веселкин) плетет сеть интриг, а угнетенный народ вот-вот поднимется и совершит буржуазную революцию под знаменами преследуемой герцогом семьи Строцци.

У актера Евгения Редько главная и очень сложная роль. Оказывается, юноша Лоренцаччо старательно развратничает только для того, чтобы войти в доверие к братцу, убить его и освободить отечество. В итоге им овладевает почти гамлетовское безумие.

Сам де Мюссе сыграл злую шутку со своим героем, который должен быть одинаково убедителен и харизматичен как в роли Лоренцаччо-Калигулы, так и в роли Лоренцаччо-Гамлета. Во втором отделении от актера требовался высший пилотаж, его герой в конце концов убивает герцога, а народ убивает его самого. Но получалось не все – излишняя актерская экспрессия мешала адекватному восприятию трагического финала. Будем снисходительны – в большой роли и ошибиться легче.

Очевидно, что театр сделал ставку на доступное широкой аудитории качественное шоу и выиграл. В спектакле задействована почти вся труппа. У Бородина, может быть, нет суперзвезд, но есть отличный коллектив.

Вихрь южных страстей сопровождается великолепными для госбюджетного театра массовыми сценами. Динамичные современные аранжировки, песнопения переодетых в монашек распутников, вдохновенный скэт герцога, сравнимый разве что с "ариями" Витаса или безумствами Мамонова. Сказочные костюмы, романтические поединки на шпагах, хореографическая пластика и стремительные перемещения персонажей по огромному пространству театра с яруса на ярус.

Арсений Скрынников

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Лоренцаччо
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 17:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 17:52
Сообщения: 220
Откуда: Москва
Ника, спасибо.

_________________
..в момент игры актёры открывают самые потаённые глубины своей души, они как бы исповедуются перед зрителями, поэтому большего откровения придумать невозможно.(Александр Абдулов)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Лоренцаччо
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 18:53 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 дек 2007, 00:48
Сообщения: 999
Откуда: Москва
Товарищи, так мы совсем запутаемся - в каждом разделе по "Лоренцаччо". Надо что-то делать :shock:

_________________
То, что нас не убивает - делает сильнее. А еще злее, подлее и равнодушнее. Лучше бы убило.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Лоренцаччо
СообщениеДобавлено: 15 янв 2008, 19:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 дек 2007, 01:38
Сообщения: 552
Елена писал(а):
Товарищи, так мы совсем запутаемся - в каждом разделе по "Лоренцаччо". Надо что-то делать :shock:

а в чем путаница? ;) это Вы про какие разделы? ;)

_________________
La fleur de l'illusion produit le fruit de la réalité...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB